Айзек Хэкстон в гостях у Джо Инграма (интервью с PCA на Багамах)

Встреча Джо Инграма и Айзека Хекстона состоялась до начала турнира PokerStars Caribbean Adventure, который проходил на Багамских островах. Во время беседы им удалось поговорить о многом, начиная от ухода Айзека из команды PRO PokerStars, и, заканчивая троллингом Фила Айви. Выдержки из интересного разговора мы сегодня публикуем.

— Айк, ты недавно ушел от Старзов, а сегодня выступаешь на PokerStars Caribbean Adventure. Не находишь это немного странным?

— Да, согласен, выглядит странно. Во время финала я даже встретил Дэвида Баазова, но он не обратил на меня никакого внимания. Может быть, действительно не заметил мою скромную персону? Дэвид был в сопровождении Ли Джонса, который в качестве экскурсовода сопровождал моего бывшего «босса».

— И они не удостоили тебя даже пары слов? Ведь ты был в команде PRO, неоднократно отстаивал честь Старзов, неужели даже «спасибо» в свой адрес не услышал?

— От представителей Amaya – нет, так и не услышал. Старзы же оказались более дружелюбные, то есть я сейчас говорю о том, что между нами не возникло никаких обид из-за моего ухода, мое решение было принято с пониманием. Я не скрываю, что буду скучать по сотрудникам EPT Live, в частности по Джеймсу Хартигану, они все душевные люди, с которыми очень приятно общаться.

— На PCA ты обычно приезжаешь с супругой, сейчас ее не видно, где потерял вторую половину?

— Мы недавно переехали с Мальты в Канаду, решили обосноваться в Ванкувере. Сегодня из-за переезда накопилось масса нерешенных вопросов по благоустройству нашего нового гнездышка, поэтому супруге приходиться заниматься домашними хлопотами.

— Что вас заставило покинуть Мальту?

— В тот год, когда Черная пятница поставила на колени американский онлайн покер, мы решили сменить вид на жительство и переехать на Мальту. Тогда в островном государстве были самые лучшие условия для проживания: все что требовалось от новых граждан – доказать властям, что у тебя достаточно средств для существования и ты не претендуешь на мальтийскую работу. Но пока мы находились в пути, мальтийское правительство к этим условиям добавило плату за проживание и вместе с женой мы должны были заплатить €750 тыс.

— Но послушай, ведь для тебя это не проблема: пара месяцев игры в Pot Limit Omaha и считай ты гражданин Мальты?

— Нет, в силу новых правил, гражданство мы вряд ли бы получили, а €750 тыс. давали нам лишь возможность законно проживать в стране. То есть нам необходимо сделать депозит почти на миллион евро, который мы получим, когда соберемся уезжать из страны, но, учитывая нестабильную обстановку в мировой экономике, вкладывать в государство, где население достигает всего 500 тыс. человек – это неудачная идея.

— Твой уход с Покер Старс стал поистине громким событием. Расскажи как ты все-таки относишься к новой политике сайта?

— У этой ситуации есть две стороны медали. С одной — они убрали элитный статус, повысили рейк — это их право и, скорее всего, выстраивая бизнес план, они руководствовались конкретными данными. А вот с другой стороны — отказались выполнить обязательства перед SN и SNE, то есть сегодня игроки не получат тот объем бонусов, которые наиграли в 2015. Для меня такой подход неприемлемый — это чистой воды воровство.

— Это стало основной причиной твоего ухода, или были еще поводы распрощаться со Старзами?

— Однажды мне предложили неплохие деньги, чтобы я стал представителем UB. Я не могу, конечно, их сравнивать со Старзами, но они, во всяком случае, с уважением относятся к своим пользователям. Я потерял всякое доверие к Покер Старс и представлять то, во что я не верю не могу. Понимаешь, ведь должны быть хоть какие-нибудь элементы нравственного отношения к своим клиентам? Мое бывшее руководство открыто говорит, что PRO стали много зарабатывать на игре, а это им не выгодно, то есть, нет ни уважения ни благодарности к своим регулярам. Пугает то, что ближайшие пару лет они будут достаточно хорошо себя чувствовать с любителями и трафик в SNG из-за новинок типа Jackpot poker будет увеличиваться, а значит, есть вероятность, что у сайта отпадет всякая необходимость в услугах PRO.

— Теперь ты планируешь сконцентрироваться на игре в offline?

— Вряд ли, у меня был печальный опыт в 2007 году, когда в 40-ка турнирах подряд я ни разу не попал в призы. Это эмоционально тяжело и в таком случае весь мой заработок зависел бы от сотни турниров в год. Хотя есть профессионалы, чей конек многстоловые турниры, но при этом они неплохо играют в SNG за $5000 в online, например Игорь Курганов.

— Ходят слухи, что деньги Игорь заработал на торговле людьми и он связан с мафией. Во всяком случае, так написано на 2+2.

— Да я такое слышал, но хочу развеять подобный миф: Игорь зарабатывает покером и он действительно очень хороший игрок.

— Вернемся к твоему уходу из команды Покер Старс. Не думаешь ли ты, что руководство компании Amaya не до конца понимает мир покера? Согласись, ведь последствия от их перемен могут быть непредсказуемыми.

— Да, и мне порой кажется, что они свои возможности переоценили, так как считают, что добились больших высот в бизнесе, хотя я могу и ошибаться. Почему они не спросили мнения кого-нибудь из профессионалов? У них есть Даниэль Негреану, который, скорее всего, и выступил в роли консультанта. Я разговаривал на эту тему с теми, кто находится в тесном контакте с Баазовым. Возможно, они передали ему мои мысли, а возможно, он даже и не знает о моем существовании.

— Каким ты теперь видишь свое покерное будущее?

— Я не думаю, что мое будущее теперь изменится настолько, что мне придется искать новые источники заработка. Все будет как и раньше.

— Твои поклонники интересуются: счастливая монетка номиналом 25 центов, которая досталась тебе от Джо Маккиена до сих пор с тобой?

— Да, я постоянно ношу ее в кармане, хотя Джо так и не признался, что она принадлежит ему.

— А как она к тебе попала?

— Я участвовал в турнире high roller, который проходил в ARIA Resort & Casino. В финале я занял место за столом, где до этого сидел Маккиен, там-то эта монетка и попалась мне на глаза. Прежде чем прибрать ее к рукам, я пару раз спросил у него, не терял ли он 25 центов? Он отмолчался. В том финале я оказался вторым, хотя стартовал в 8-max с самым коротким стеком! Так я понял, что монетка-то счастливая и взял ее себе в качестве талисмана.

— Ты любишь заключать пари. Может, вспомнишь что-нибудь интересное?

— О, да. Шесть лет назад мы отдыхали здесь, на Багамских островах. Мне тогда было 19 лет. Вдали от родительского дома мы с приятелями отрывались, ну и конечно принимали горячительные напитки. Даниэль Негреану, видя нашу молодость и дурь, предложил пари, суть которого была в том, что я должен был отжаться 50 раз. В то время я серьезно занимался спортом, поэтому в своих возможностях даже и не сомневался — этот спор я выиграл, положив в карман $2 тыс. Но Даниэль не унимался, повысив ставку и предложил повторить то же самое пари. На этот раз мой алкоголь в крови позволил мне сделать лишь 20 отжиманий. Пари я проиграл.

— Если тебя разыграют, как ты к этому отнесешься?

— На подобное я не обижаюсь. У Фила Айви получается всех круто разыгрывать. Однажды я наблюдал, как он искренне делал вид, что не узнает Ванессу Селбст и постоянно задавал ей вопросы: «Я тебя знаю? Где мы могли встречаться?». Он так часто поступает с победителями WSOP. Он тролит и это его забавляет.

Полную версию беседы Айзека Хэкстона и Джона Инграма вы можете посмотреть в видео ниже.