Монополия, открытый рынок или гибридная модель?

Стремительное развитие сетевого гемблинга вынуждает правительства разных стран искать более системные подходы контроля азартного рынка. Тема актуальна и для Российской Федерации, где госрегулятор уже не первый год выстраивает свою систему контроля, параллельно пытаясь снизить активность теневого сектора. Если обобщить, то можно выделить всего несколько моделей регулирования отрасли, которые в той или иной форме встречаются в разных странах. Опираться будем на многолетний опыт некоммерческой организации из Канады Interactive Gaming Council (IGC), которая представляет по сути платформу для дискуссий и решения вопросов, каким либо образом связанных с интересами международного сегмента виртуальных азартных игр. IGC — один из самых крупных центров обмена информации и неизменный контролер соблюдения общественных норм в сфере онлайн игр. IGC основали 20 лет назад в США, но уже 16 лет как главный офис базируется в соседней Канаде. Итак, сегодня на повестке дня степень эффективности монополии правительственного регулятора, открытого регулируемого рынка и их сочетания в гибридной модели.

Государство — поставщик

Правительственная монополия предполагает, что государство – единственный поставщик азартных игр в online сегменте для жителей той или иной страны. Такой контроль позволяет регулятору создавать собственное ПО и интернет игры, отбирая заметную часть рынка у крупных операторов. Объемы напрямую зависят от общего числа доступных пользователей и это весьма важно, особенно, когда вопрос касается многопользовательских игр, как тот же покер. Операторы с большим пулом представляют больший интерес для пользователя.

Предоставление услуг, независимо от того, рассчитаны они на одного человека, или на группу людей – это технологически сложный процесс. И если мы встречаем популярный продукт, который корректно работает, то с большой вероятностью это результат кропотливой и многолетней работы. Сам факт, что лотерейные госкорпорации за короткое время смогут наработать навыки и полноценно конкурировать с ведущими операторами, вызывает недоверие.

Interactive Gaming Council обращает внимание на страны EC, которые отказались от правительственной монополии, так как подобная модель не в состоянии охватить львиную долю мирового дохода в сегменте online гемблинга, а вместе с тем не может защитить права игроков.

Нечто среднее

Пользователи выбирают надежных поставщиков. Модель, о которой пойдет речь в этом пункте, стоит между правительственной монополией и открытым регулируемым рынком. При грамотном подходе у госрегулятора есть возможность запустить не только свои продукты, но и отдать часть рынка нелокальным операторам. При этом прежде чем приступить к игре и скачать приложение, каждый игрок проходит проверку, то есть корпорация полностью контролирует процесс.

Гибридная модель используется в канадском сегменте online гемблинга. В некоторых провинциях Канады власти запустили собственные интернет-игры, при этом доступ к остальному азартному онлайн рынку не закрывается. В данном случае государственная корпорация теряет прибыль с налога и не может привлечь полноценное внимание пользователей, так как не в состоянии конкурировать с крупными компаниями.

Открытый рынок

При регулируемой модели правительство законодательно контролирует online гемблинг, защищая тем самым пользователей, и попутно извлекая экономическую выгоду. Подобная модель существует в некоторых странах ЕС, например в Англии, Франции, Испании, Италии. При этом количество стран, которые внедряют на своей территории эту модель, постоянно увеличивается. Власти стали понимать, что интерактивный гемблинг более прозрачен, нежели традиционные наземные игорные заведения, а процедура проверки и контроля онлайн индустрии намного проще.

Регулируемая модель позволяет пополнять казну страны за счет налоговых сборов практически со всех гемблинговых компаний. Как признаются в Interactive Gaming Council, данная модель позволяет полностью контролировать игорный онлайн сегмент, адекватно обеспечивает защиту прав потребителей, приносит государству экономическую выгоду.