Владимир Трояновский: верь в себя и изучай теорию

Владимир «Vovtroy» Трояновский яркий и талантливый представитель российской школы хайроллеров. По числу призовых в offline он входит в десятку лучших российских покеристов. В начале этого года он принимал участие в Главном событии PokerStars Caribbean Adventure ЕРТ, где вышел в финал, но выбыл из игры, заняв пятое место. В беседе с известным PRO мы узнали о том, каким он увидел PCA, о чем охотно делимся с нашими читателями.

— Владимир, во-первых, мне бы хотелось тебя поздравить с отличным стартом в этом году. Да, ты мечтал о победе, но оказаться в пятерке лучших игроков, на мой взгляд, отличный результат.

— Спасибо за поддержку. Правда в том, что, мне хотелось большего, но я показал все свои навыки и умнея, а пятое место в ивенте – это действительно хороший результат!

В турнире ты стартовал с коротким стеком, но тебе удалось его увеличить, а в предфинале выбиться в лидеры. Ты менял стратегию?

— Во время турнира стратегия не зависит от стека, ее можно изменить в случае, если вы поставили перед собой определенные турнирные задачи в плане рейтинга. «Нечистоплотные» игроки, выступающие от беккера, порой меняют ее в свою пользу, но не в пользу беккера. Она развивается в зависимости от ситуации: чем ближе к деньгам, тем более оправдана ICM strategy. От нее можно отказаться, если выходишь в лидеры, пусть не всего турнира, но хотя бы за своим столом. Есть вариант олл-ин/фолд, когда глубина вашего стека не дает вам больше возможности грамотно разыграть руки. В этом ивенте такая стратегия у меня работала два раза: на 4 день турнира и в финале, перед тем как я вылетел.

— При каком стеке ты играешь более уверенно?

— В многостоловых турнирах мало найдется людей, которые чувствовали бы себя комфортно и уверено, даже если лидируешь в ивенте с явным преимуществом. Например, если у тебя стек с глубиной 300ББ, то другие игроки не могут похвастаться таким же количеством фишек. Ты обязан это помнить и расширять или сужать диапазоны в первом круге торгов, коллов и ререйзов. В общем, в турнире расслабиться и получить удовольствие можно, если у тебя кубок в руках.

— Наблюдая за финалом, можно было заметить, что ты нервничал. Почему?

— Нервничать я начал еще до полета на Багамские острова (улыбается). Действительно, в финале мне не заходила карта, еще этот сooler в последний момент. В общем, в финале я старался контролировать игру, пока мой стек не превратился в огрызок. Видеть перед собой слабые руки неприятно, но от судьбы не уйдешь: кто-то рожден, чтобы быть принцессой, а кто-то умирает еще до рождения.

— В решающей раздаче выпал сooler. Может у тебя был шанс избежать столкновения?

— Мы разыграли руку в которой туз и валет против двух дам превратилась в сooler, согласись, это же не два короля против двух тузов при глубине стека менее 30ББ. Все решил розыгрыш на префлопе, на котором я ошибся, а мой соперник Ватсон принял правильное решение. Не факт, что я бы выбросил карты на его 4-бет, или на его атаку по флопу. Но это был бы совсем другой разговор о моем неправильно решение, но не о сooler. Роковая сдача случилась за миг до перерыва, на котором я узнал, что ему очень везет. Ему часто приходили руки-монстры, но он разыгрывал их аккуратно, пытаясь выманить противников на флоп, где они попадали в ловушку. Если бы у меня была такая информация до перерыва, то я бы потерял со своего стека около 600 тыс., но остался в игре.

— Какие впечатления оставили у тебя оппоненты с которым ты вышел в финал?

— Скрывать не буду, оппоненты были сильные. Как только любители выбыли и остались только регуляры в 5-max, перевеса по сути ни у одного игрока не было, до своего вылета я его точно не наблюдал. А что было дальше не знаю, так как с Андреем Заиченко мы отправились «оплакивать» наш провальный финал, поэтому я не могу объективно оценить результат финальной игры.

— И все-таки твой финальный план сработал?

— Мой план заключался в том, чтобы забрать все фишки со стола, поэтому грустно от того, что он не воплотился в жизнь. А если без шуток, то финал для меня сразу стал складываться неудачно. Маккалистер выбил из игры последнего любителя и лишил меня надежды на мягкое приземление — забрал у меня «воздушную подушку», если угодно.

— Во время турнира Main Event организаторы вдвое уменьшили buy-in, как ты считаешь, это решение верное?

— Нет, зря они это сделали: простым любителям это показалось не привлекательно и PRO игроков отпугнуло. Если они и дальше будут придерживаться такого курса, то боюсь, что количество участников уменьшится в разы. Если еще в 2015 году я однозначно говорил, что буду принимать участие в турнире, то теперь очень хорошо подумаю. Многие знают, что я практикую бекинг, поэтому с уверенностью могу сказать, что на PСА-2017 финансировать буду лишь тех, кто будет плюсовым по мейк-апу, так как ожидаемый доход мал по сравнению с тратами.

— Что ты можешь рассказать об организации PokerStars Caribbean Adventure ЕРТ 2016?

— Техническая сторона осталась прежней, а вот в остальном перемены на лицо. Видимо, Amaya и здесь идет путем, которым пошла в online покере, увеличивая rake, выжимая средства, превращая покер в рулетку и, делая из турнира развлечение. Игроки принимают участие в турнирах в два раза чаще — соответствующую удвоенную прибыль получают хозяева. Остается верить, что подобное – не экономический крах компании, о котором трубят в интернет сообществах.

— Отличается ли твой подход к турниру high roller от обычного турнира?

— Отличия есть, но как я отметил ранее, стретеджи определяется не желанием, а сложившимися обстоятельствами. Многое зависит и от состава тяжеловесов, который в свою очередь из-за курса Старзов усилился. Увы, но понятие обычный турнир потихоньку уходит в прошлое: в сетку на данный момент входят turbo и super turbo и иные разновидности, где у каждого своя линия игры. Я же свой подход определяю так: верь в себя и изучай теорию.

— Играть много часов подряд довольно утомительно, у тебя есть свой выработанный режим?

— Если честно, то я не умею соблюдать режим. Наверное, я очень ленивый, мне сложно заставить себя делать что-то, что не приносит радости, поэтому я с большим желанием провожу время перед компьютером, чем в тренажерном зале.

-Ушедший год для тебя был удачный?

— Вовсе нет, я его провожал с пинками и радостью, что он наконец закончился. Турниры суперхайроллеров были минусовые, главные ивенты тоже не принесли ничего хорошего. Буду ли я участвовать в ЕРТ? Их осталось не так много: в Монако и Барса я, конечно же, буду участвовать, а вот относительно Дублина – пока думаю. Остальные выступления зависят от результатов.

— В последнее время ты перестал принимать участие в online играх, отдал предпочтение живому покеру?

— С чего все взяли, что я не принимаю участие в online играх? Напротив, я каждый день там, единственное, когда я не играю — во время продолжительных перелетов. Стараюсь играть одинаковое время, как в живом покере и кэш, так и в online, с той лишь разницей, что в последнем у меня меньше заносов, но тут я не причем, так как «тумблер» не моя идея. В многостоловые турниры я стал играть лучше, об этом говорят турнирные таблицы на ХМ.

— Закидывание рук за голову – это фирменный турнирный стиль от «Vovtroy»?

— Вряд ли можно назвать нехватку воздуха фирменным стилем – так я расправляю свою диафрагму и мне дышать легче. На мой взгляд, вырабатывать какой-нибудь свой индивидуальный стиль – это выглядит как-то безыдейно, так как новые контракты подписываются не за то, как ты себя преподносишь публике, а за то, как играешь. Любой стиль рано или поздно нужно менять, когда соперники начинают вам подражать.